предыдущая главасодержаниеследующая глава

День мадам Белополякиной

Мадам Белополякина просыпается поздно, в первом часу. Муж давно уже на службе. В комнате отвратительно. На столе оставшаяся после вчерашнего ужина грязная посуда (мадам Белополякина поленилась ее вымыть и оставила до утра, когда придет домработница). На стульях разбросаны юбки, чулки, бюстгалтеры. Угол одеяла съехал с постели на пол. В раскрытой дверце зеркального шкафа отражается опухшее после сна лицо и гривка неестественно желтых стриженых волос. На затылке просвечивают корни волос природного цвета - черные.

- Ню-ура! - кричит мадам Белополякина.- Ню-ур!

- Иду-у!

И в комнате появляется домработница Нюра. На лице ее выражение напряженного страха и преданности.

- Подымите сторы,- говорит мадам Белополякина.- Да подождите, не топайте ногами, как лошадь. Сначала уберите посуду. Да не гремите вы подносом... Гос-споди, несчастье мое... Подождите, говорят вам! Поставьте посуду на место.

Нюра повинуется.

- На рынке были?

- Были,- отвечает Нюра.

- Принесите сдачу. Да погодите, господи, горе мое, куда вы уходите?.. Сначала посчитаем. Сколько я вам вчера дала? Пять рублей?

- Пять.

- Что же вы купили?

Нюра привычно загибает шершавый, как наждачная бумага, указательный палец
Нюра привычно загибает шершавый, как наждачная бумага, указательный палец

Нюра привычно загибает шершавый, как наждачная бумага, указательный палец. Начинается самое мучительное - утренние расчеты.

- Да погодите вы, гос-споди, не болбочите, как индюшка, ничего понять нельзя. Так, значит, мясо один рубль шестьдесят копеек, да двенадцать копеек лук - один рубль восемьдесят две копейки, да один рубль девяносто копеек масло - будет два рубля девяносто копеек. Что вы еще брали? Телятину? Телятина-девяносто? Значит, два девяносто да девяносто будет три рубля девяносто копеек. Да тридцать восемь копеек подсолнечное... Сколько же это будет? Три рубля девяносто копеек и тридцать восемь копеек - четыре рубля тридцать восемь копеек. Все?

- Все,- говорит Нюра и вздыхает.- Больше ничего не брали.

- Значит,- высчитывает мадам Белополякина, хмуря жирный лобик,- я вам дала пять рублей, а вы истратили четыре рубля тридцать восемь копеек. Значит, сдачи - пятьдесят восемь копеек. Давайте деньги и принесите мой ридикюль. Он там, под кофточкой... Что же вы стоите, как лошадь? Вам говорят!

Но Нюра не двигается с места. Она ошеломленно смотрит на стенку, оклеенную прекрасными розовыми обоями со следами раздавленных клопов.

- У меня гривенник сдачи,- произносит она, с трудом шевеля губами.

- Гос-споди! - восклицает мадам Белополякина. - У нее гривенник сдачи! Откуда же гривенник, когда должно быть пятьдесят восемь. Вы что покупали?..

Счеты возобновляются.

- Телятина - девяносто,- считает Белополякина,- да мясо рубль шестьдесят, итого - два девяносто. Да рубль девяносто масло. Будет четыре девяносто. Да тридцать восемь копеек подсолнечное - пять тридцать восемь. Да двенадцать копеек лук - пять сорок восемь... Погодите! Сколько я вам давала? Пять? А вы истратили пять сорок восемь... Как же вы могли истратить пять сорок восемь, если я вам дала пять? Ну, ладно. Потом сосчитаемся. Горе мое!.. Заберите грязную посуду и давайте чай!

И мадам Белополякина вытаскивает из-под одеяла пухлые волосатые ноги.

Трудно приходится интеллигентной женщине в наше суровое время.

Мадам Белополякина часто жалуется на жизнь. Она - женщина интеллигентная. Она - тонкий, нежный организм, который не выносит нынешних треволнений и лишений. Заграничных модных журналов не докупишься. В наших, советских - сплошной ужас: вместо модных платьев - фотографии каких-то заводов и выкройки красных косынок. Приходится брать журналы на прочет, снимать с рисунков копии и платить за каждую копию шесть гривен.

Муж мадам Белополякиной где-то служит, в каком-то научном учреждении. Зарабатывает мало - триста рублей. "Литературный кружок", где танцуют по пятницам и собираются безусловно "порядочные люди", хотят закрыть. Частников прижимают налогами. Половину знакомых выслали куда-то в Соловки. Жить становится труднее с каждым днем. Прислуга - дура, ничего не понимает. Прямо кошмар какой-то.

В шесть часов появляется муж, жадно обедает и заваливается спать.

- Разбуди меня, кошечка, в восемь,- просит он.- Нужно на заседание.

- Хорошо, котик,- говорит жена.

Муж очень любит мадам Белополякину. Однако ей он надоел. Она охотно ушла бы от него. Но к кому? Ведь настоящих людей нету. Хорошо было бы выйти замуж за иностранца, уехать за границу, подальше от этой нехорошей, грубой страны. Но иностранец с честными намерениями не является. Иностранцы тоже хитрые. Норовят воспользоваться случаем и бросить.

Вечером, выпроводив мужа, мадам Белополякина красит толстые потрескавшиеся губы, основательно пудрится и ждет гостей.

Отдохнуть душой можно в обществе научного сотрудника, молодого человека Бориса Боберова.

Борис Боберов - врун. Все, что он ни говорит,- все ложь. Врет он небрежно, неряшливо, путается. Но ему прощается все. Его ложь - святая ложь.

- Здравствуйте, дорогая,- говорит он нежным голосом, целуя мадам Белополякину в пульс и подымая брови.- А у меня новость!

- Не секрет? - кокетливо спрашивает Белополякина.

- Что вы! Разве от вас могут быть какие-нибудь секреты! Впрочем, чепуха! Мне прислали из-за границы посылку.

- Ах! Что вы говорите!

- Представьте себе. Два английских костюма шевиотовых, пуловер, дюжину дамских шелковых чулок и потом... это... патефон "Электрола" с шестьюдесятью самыми модными пластинками.

- Вы шутите! - стонет мадам Белополякина.

- Нет, ей-богу. Я даже сам удивился. Сегодня утром получаю повестку с таможни. В повестке все вещи и перечислены.

- Вероятно, огромная пошлина!

- Пустяки! Рубля два-три. Два шестьдесят пять! Но я решил не брать.

- Почему же, почему?!

- Лень, знаете. Ехать куда-то в таможню. Волноваться. К чему?

- Это безумие! - кричит мадам Белополякина.- Да я бы, я... Нет, вы серьезно?

- Вполне. Но стоит ли об этом говорить. Ну посылка, ну патефон... Подумаешь!

Мадам Белополякина долго не может успокоиться.

Боберов напевает:

У нас, на Кубе

Ти-ри-рим, ти-ри-рим...

Ах, Куба! Ах, Гаити, Таити, Коломбо, Валенсия! Мадам Белополякина сейчас же, на месте, готова дать палец на отсечение, чтобы побывать под этими пальмами, увидеть это море и потанцевать чарльстон при свете Южного Креста.

Да что вы говорите! Не может быть!
Да что вы говорите! Не может быть!

- Мне предлагают командировку в Париж,- говорит Боберов, зевая,- на восемь месяцев.

- Да что вы говорите! Не может быть!

- Ей-богу. На семь месяцев. Пятьсот долларов подъемных и по тысяче каждый месяц.

- Когда же?

- Да хоть завтра. Паспорт уже готов. А с визой чепуха - Константин Федорович позвонит по телефону Эрбету... В общем, все это чепуха!..

- Голубчик... Боберов... Но ведь это... это... сон, волшебный сон! Боже! Ведь вы счастливец!

- Ну, что вы,- морщится Боберов,- я хочу отказаться.

- Вы не сделаете этого! - кричит Белополякина.- Ведь подумайте! Ведь Париж! Понимаете, Париж! Гос-споди! Берлин! Заграница!

- Ну, Париж, ну, Берлин. Я не спорю, в таком поездке есть своеобразная прелесть. Но подумайте, дорогая, какие хлопоты! Носильщики! Такси! Гостиницы! Бр-р-р. При одной этой мысли у меня волосы встают дыбом.

Мадам Белополякина не находит слов.

- Да, совсем было забыл! - говорит Боберов.- Прямо умора. Коммерческий атташе одного знакомого посольства уезжает в годовой отпуск и предлагает мне на это время свой автомобиль, совершенно новый "ролс-ройс". Да я отказался.

- Гаража нет? - спрашивает Белополякина, тяжело дыша.

- Да нет. Гараж есть. И шофер есть. Но к чему мне автомобиль?

- Как к чему? А ездить!

- Э, дорогая! Какая это езда! Бензин воняет, трясет...

Ночью в постели мадам Белополякина грызет мужа. За бедность. За неумение устраиваться. За все.

Муж фыркает, как лошадь. Но не возражает.

Если бы ему рассказали, что жена его неграмотна, глупа, сварлива, неряшлива, что живет она в наши дни по ошибке - он ни за что бы не поверил.

1929

Примечания

День мадам Белополякиной. - Впервые опубликован в журнале "Чудак", 1929, № 49. Рассказ не переиздавался.

Печатается по тексту, подготовленному Е. Петровым в 1930 году для книги "Без доклада".

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., 2013-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ilf-petrov.ru/ "Ilf-Petrov.ru: Илья Ильф и Евгений Петров"